Главная
Пьесы
Проза
Статьи
Путешествия
Фото
Видео
Архив
Ленин с нами
Who am I

 

                                                   Будущее покажет

                                            Драма в двух вариантах

 

 

 

                                                  Вариант первый

 

Действующие лица

Мириам, 35 лет

Юсуф, 30 лет

Лейла, 25 лет

Действующие лица одеты в традиционные восточные костюмы со строгим соблюдением всех норм ислама. Юсуф приходит в дом с чемоданчиком рабочих инструментов.

 

 

Звучит музыка, близко напоминающая музыкальную тему «Звездных войн». По занавесу идут титры: «2036-й год. Священная война, которую много лет вели воины Аллаха против неверных, закончилась победой истинной веры. Прогнившие западные демократии разгромлены. Европа освобождена. Правоверные всех стран объединяются под зеленым знаменем ислама. Рай наступает неотвратимо.»

 

 

Картина 1.

Занавес открывается. Перед нами – обычная комната в небогатом мусульманском доме. Большой диван. На полу старый ковер. Перед зеркалом в золоченой раме – столик, весь заваленный косметикой, духами, красками для волос, щетками, гребнями и прочими орудиями украшений. На авансцене большой красивый сундук. Слева – входная дверь, справа – дверь во внутренние комнаты, в глубине – дверь в кухню и санузел.

Звонок в дверь. По сцене мечется Мириам, полностью спрятанная под черной паранджой. Выпростав руку из-под паранджи, она торопливо надевает на пальцы кольца с огромными, кричаще яркими камнями. Подбежав к зеркалу, она придирчиво рассматривает свое отражение, вертится, обильно поливает себя духами. Еще звонок. Мириам торопливо прилепляет накладные ногти – огромные, невероятно ярких цветов – и последний раз повертевшись перед зеркалом, идет открывать.

Юсуф (стоя на пороге): Ассалям алейкум. Сантехника вызывали?

Мириам молча кивает.

Юсуф: Могу ли я видеть хозяина, почтенная госпожа?

Мириам отрицательно качает головой.

Юсуф (пятясь в дверь): Тогда я зайду попозже. Да благословит Аллах ваш дом.

Мириам отрицательно качает головой.

Юсуф: О госпожа моя, или ты потеряла рассудок, да поможет тебе Всевышний? Не могу же я стоять тут словно ишак на распутье. Если мы с тобой будем разговаривать наедине, правоверные насмерть забьют нас камнями…

Мириам качает головой.

Юсуф: Ты хочешь сказать, что мы не разговариваем?.. Или Аллах лишил тебя языка? Нет?.. Жаль. У меня еще дюжина вызовов сегодня, а ты, госпожа, позови побыстрее хозяина. Если он не придет, я не смогу починить ваш туалет, а судя по запаху его прорвало основательно. Всего наилучшего, госпожа.

Мириам показывает ему несколько банкнот. Юсуф, оглянувшись, берет их, внимательно пересчитывает и осторожно делает несколько шагов в комнату. Дверь, впрочем, за собой не закрывает.

Юсуф: Чего желает госпожа моя?.. Ибо раб ее трепещет в душе. Страшно быть забитым камнями в двадцать лет, но страшнее другое…(Оглядываясь) Не подстроила ли госпожа моя нашу встречу, чтобы выйти за меня замуж? Не прячется ли в этом сундуке муфтий? Но не думай, что такой брак я предпочту смерти. Уж лучше погибну я от рук правоверных, да смилуется надо мной всевышний!

Мириам качает головой и выставляет из-под паранджи кончик мизинца. Длинная пауза.

Юсуф: О луна, скройся, беги, прикрываясь от стыда облаками! Ярок твой свет, но еще ярче сверкает пальчик моей госпожи! О, не останавливайся, свет очей моих, о, не останавливайся, покажи мне еще  кусочек своей несравненной ручки. Пусть уйдет грозовая туча твоей паранджи, покажи мне еще немножко, еще чуть-чуть…

Мириам шаловливо грозит ему мизинцем. Край паранджи еще чуть-чуть сдвигается. Виден перстень с огромным камнем.

Юсуф: Что за дивные каменья украшают ручку моей госпожи! Но нет, недостаточно хороши они для нее. Подарил бы я ей алмазы, достойные султана, но где взять денег бедному сантехнику?! Только любовью он богаче шаха!.. Кто подарил тебе этот камень, прекраснейшая? Отец?

Мириам качает головой.

Юсуф: Муж?

Мириам кивает

Юсуф стремительно выпрыгивает за порог.

Юсуф: Прости, госпожа. Если нас застанет твой муж, то заставит нас мечтать о смерти. Я не хочу становиться евнухом во цвете лет.

Мириам показывает из-под паранджи целую пачку банкнот. Юсуф нерешительно топчется на пороге.

Юсуф: Щедрость твоя спорит с твоей красотой, и нет победивших в этом споре… но понимает ли госпожа моя, на какой риск мы идем? Стоит мне представить мужа твоего, да хранит нас от него Аллах, как он врывается в свой почтенный дом и начинает резать нас на маленькие кусочки, как душа моя уходит в пятки, и даже деньги из твоих божественных рук не в радость мне.

Мириам слегка помахивает пачкой банкнот. Юсуф нерешительно, оглядываясь на дверь, движется к ней, осторожно протягивает руку, берет деньги, сосредоточенно считает купюры в пачке.

Юсуф (протягивая деньги обратно): Ты прекрасна, повелительница, но любовь не продается. Тем более за двести динаров.

Мириам показывает еще банкноту.

Юсуф: Тысяча динаров, госпожа моя, и твой раб воздаст хвалу твоим прелестям.

Мириам добавляет еще банкноту.

Юсуф: Четыреста? Госпожа смеется надо мной.

Мириам добавляет еще банкноту. Юсуф не берет деньги.

Юсуф: Поверь, царица души моей, не алчность презренная заставляет меня торговаться. Но боюсь я, как бы не увяло мое мужское достоинство, пораженное ужасом перед твоим супругом. Восемьсот… пятьдесят динаров помогут мне победить ужас и предстать перед тобой во всей своей силе. Не откажи просящему в такой малости, и сбудутся сладчайшие надежды твои.

Мириам слегка откидывает края паранджи, обнажив кисти рук, достает еще две банкноты и протягивает их Юсуфу. Юсуф как завороженный подходит к ней и берет деньги. Пауза.

Юсуф: Кости мои тают при взгляде на тебя, и ум улетает, похищенный красотой твоей. Пусть будет семьсот, о гурия рая. Не смеет спорить с тобой раб твой. (Внимательно пересчитывая деньги) О сладчайшая пери души моей, сосцы твои словно пара ягнят, лоно твое словно… Двадцатки не хватает. (Пауза). Ну рассуди, прекраснейшая, 700 за любовь и 20 за туалет. Чинить-то его надо.

Мириам дает ему еще двадцатку и решительно захлопывает входную дверь. Юсуф медленно идет к ней.

Юсуф: Лоно твое словно ворох пшеницы. Аромат его посрамит ароматы Аравии так же, как блеск лица твоего посрамит сияние луны. Откинь покрывало свое…

Мириам отступает на шаг и повелительно машет рукой.

Юсуф: Да, прекраснейшая, ты права, как всегда. Аромат сломанного туалета отравит все наши радости. Подожди немного, голубка моя. Сейчас раб твой починит нужник и вернется к тебе, и позавидуют ему все праведники мира, ибо и в раю нет гурий, подобных тебе!