Главная
Пьесы
Проза
Статьи
Путешествия
Фото
Видео
Архив
Ленин с нами
Who am I

 

 

 

                               УСЛОВНЫЕ ЕДИНИЦЫ

                                               Пьеса про любовь

 

                              

 

                                                 Москва, 2007г.

                                            

                                 

 

                                  КОМЕДИЯ В ДВУХ ДЕЙСТВИЯХ

 

 

 

 

Действующие лица:

 

Мужчина – около 35 лет, выглядит моложе, стильно одет, ухожен, интеллигентен.

Женщина – около 35 лет, выглядит моложе, стильно одета, ухожена, интеллигентна

Лица без речей: женщины, мужчины.

 

Сцена разделена на три части. Посередине – холл, туда  слева и справа выходят двери двух квартир. В глубине – стеклянная дверь на лестницу и к лифтам. В холле чисто, стоят цветы и деревянный диванчик посередине.

Слева – квартира Мужчины. Это новая маленькая холостяцкая квартира, отделанная в образцовом стиле мужских журналов, правда, обставлена она еще не до конца. Слева от двери мы видим прихожую, потом маленькую кухню (ее могут представлять просто стол, холодильник и радио), потом комнату. Всей обстановки в комнате – навороченный встроенный шкаф с зеркальными раздвижными дверцами, обшитый черной кожей матрац на полу и телевизор с огромной плазменной панелью.

Справа – квартира Женщины. Это новая маленькая уютная квартирка, отделанная в образцовом стиле женских журналов. Планировка такая же, как в квартире Мужчины. Сначала идет прихожая, где стоит с любовью подобранный шкафчик, висит тщательно выбранная полочка и красуется зеркало в старинном стиле. Потом уютная кухонька – вокруг стола развешаны всякие нарядные кухонные принадлежности, над столом – радио, на холодильнике – разноцветные магниты и бумажки под ними. И наконец – спаленка. Отделка – по вкусу художника, но здесь непременно должен быть диванчик, стол, на столе – изящный ноутбук, туалетный столик, встроенный шкаф с зеркалом – почти такой же, как у Мужчины: видно, что покупали разные модели, но в одном магазине. И обязательно телевизор, поставленный так, чтобы экран был виден зрителю. Везде разбросаны книжки, журналы, косметика. Стоят цветы – в вазе и горшках. Общее впечатление -- милого уютного беспорядка.

 

I  АКТ

Картина первая

В обеих квартирах темно. Свет горит только на лестничной площадке. Слышен звук подъезжающего лифта, открывающихся и закрывающихся дверей. На лестничную площадку входит мужчина. Он в элегантном пальто, из-под которого виднеется строгий костюм с галстуком, с дорогим дипломатом в руке. Мужчина открывает свою квартиру, входит и останавливается в прихожей, поставив дипломат на пол, прислонившись к притолоке и не включая света.

Мужчина: Маша!.. Машенька!.. Ты дома?.. Я должен тебе что-то сказать. (Пауза). Маша, мы должны расстаться. Постой, не говори ничего… Я так давно собирался тебе сказать. И вот… Помолчи. Дай мне сказать. (Пауза). Я все понимаю – столько лет вместе. Ты думаешь, я не чувствую. Я сейчас машину вел, слезы так и текли, чуть гаишника не сшиб. Даю ему взятку – и не вижу, 50 рублей даю или 500. Ужас… Но ведь ты сама понимаешь, ты такая умная, такая тонкая: все у нас не так, как раньше. Ну нету радости какой-то, огня. Все машинально. Я долго думал об этом, молчал, мучался. Но ведь ты тоже переживала, я что, не вижу. Молчала, а сама все понимала. И сейчас я решил – давай закончим эту пытку. Быстро, разом. Разойдемся. Забудем друг друга. Ну хоть постараемся. Ты найдешь хорошего человека. Я… Я… (вздыхает). Нет, я-то тебя никогда забыть не смогу. Душу твою нежную… «И от красавиц нездешних, от тех европеянок нежных сколько я принял надсады и муки и горя…» Глаза твои… Грудки, попку… Трусики эти серебряные, а на трусиках зайчик.

Договаривая последнюю фразу, Мужчина включает свет в прихожей, идет в комнату, включает свет там, подходит к стене, на которой висит постер с девицей из Плейбоя, и решительно срывает его со стены.

Мужчина (комкая постер): Вот так. Сразу. Долгие проводы – лишние слезы.

Идет на кухню, бросает постер в мусорный бачок.

Мужчина: Прощай, Маша. Хорошо тебе теперь. А я-то как буду жить один да мучаться!

Смотрит на часы, достает из холодильника упаковку пива, несет ее в комнату, включает телевизор. На экране – футбольное поле, матч еще не начался. Мужчина убавляет звук, ставит пиво на пол рядом с диваном и начинает быстро раздеваться. Ботинки летят в одну сторону, пальто в другую, галстук – в третью. Он стремительно сбрасывает с себя все, остается в одних трусах, впрочем, шелковых и красивых, взлохмачивает аккуратно причесанные волосы и плашмя плюхается на диван. Крепко проводит руками по лицу, постанывает и что-то бормочет – сначала неразборчиво, потом все понятнее.

Мужчина: … достали, достали они меня… сил моих нет... маржа ему по экспоненте… да комиссионные со скидкой… да плечо в десять раз вопреки инструкции… вот губу-то раскатал… (Поднимает ногу, шевелит пальцами ног) До крови стер, чтоб его… «Балли», блин… 700 евро на распродаже отдал. В следующий раз «Саламандер» куплю, чтоб вы подавились все… (Поднимает другую ногу, шевелит пальцами, внимательно рассматривает свои ступни) Или это носки виноваты?.. О-ох, не могу… Ромуальдыч подлец… Замучал своими котировками… курс иены ему подавай в режиме реального времени… Ох, он же позвонить может, любитель иены. А вот я сейчас все телефоны-то и вырублю.

Бегает по квартире, выключает телефоны в комнате и кухне, не переставая приговаривать.

Мужчина: Взял моду, злодей, после работы звонить. Нет уж вам, дудки-с! Пятница, 13-е, 19 часов 57 минут, через две минуты начнется эпохальный матч «Реал» -- «Манчестер Юнайтед», а у меня тут шесть банок Будвайзера и прощайте, родные, прощайте, друзья. Во главе с Ромуальдычем. (Напевает) На три дня, на три дня все забудьте про меня… Когда еще пожить личной жизнью работающему человеку?.. Только на уик-енд и в день народного единства. Спасибо товарищу президенту за три выходных подряд.

Падает на диван, выцарапывает из упаковки банку пива, открывает ее, пьет залпом.

Мужчина: «Вот счастье, вот права!»

Делает звук телевизора погромче.

Голос комментатора (озабоченно): но что-то мы не видим пока Рауля, не выходит на поле капитан команды, что-то, вероятно, не срослось – может, в его ахилловом сухожилии, а может, и в тренерских планах, так сказать…

Мужчина: Как так не видим? Это что ж они Нистельроя на замену поставили? Или вообще Бекхэма? С ума они там, что ли, посходили?..

Голоса затихают, свет в квартире мужчины гаснет и экран тоже.

 

Картина вторая

В обеих квартирах темно. Свет горит только на лестничной площадке. Слышен звук подъезжающего лифта, открывающихся и закрывающихся дверей. На лестничную площадку входит женщина. Она в элегантном пальто, из-под которого виднеется строгий офисный костюм, с дорогой сумкой. В одной руке у нее маленький нарядно упакованный сверток. Женщина входит в свою квартиру, включает свет в прихожей, вешает пальто на вешалку, снимает туфли.

Женщина: Всем привет! Это я. Извините, что так поздно… Джонни, ты дома?.. Наша мадам решила устроить летучку в пятницу вечером. Римма из-за нее в театр не пошла… (Пошевеливая пальцами ног) Ч-черт, до крови стерла. Проклятый этот Маноло Бланик. За что такие деньги только дерут?..550 долларов… Джонни, ау!.. Джонни, у нас будет ребеночек.

Женщина бежит в комнату, по дороге включая свет и прижимая к груди свой сверточек. Когда в комнате загорается свет, видно, что на стене висит постер с Джонни Деппом. Женщина показывает ему сверток.

Женщина: Видишь, какой маленький? (Разворачивает сверток и достает оттуда маленький кактус в горшочке.)  Хорошенький какой, да? А через год, знаешь, каким красивым будет? Вот тут на макушке, где такие волосики, вырастет сказочной красоты цветок. Мне продавщица фото показывала. (Установив кактус, идет  обратно в прихожую, осматривается.) Ну, как вы тут без меня, дети?.. Не скучали?.. Ох!.. Что это, мой золотой?!.. Откуда эта царапина? (Присаживается на корточки, внимательно разглядывая новенький, сияющий лаком шкафчик для обуви.) Господи, кто ж тебя так? (Слюнит палец, осторожно протирает царапину на шкафчике.) Детка моя, бедная… Ах, это же электрик! Точно. Он вчера здесь свой чемоданчик поставил. Просила же его – осторожно, не слушает… Бедный ты мой… Глубокая какая царапина. А я утром и не заметила… Ну ничего, ничего… Мы знаешь, что с тобой сделаем? Завтра суббота. Мамочка сходит в новый супермаркет, посмотрит какой там отдел хозтоваров и купит такую штучку – не помню, как называется – она специально, чтобы такие царапины замазывать. И все пройдет. И знаешь что? Мамочка еще присмотрит такую салфеточку на тебя, в этническом стиле, это сейчас очень модно. Хочешь салфеточку? Ну и молодец. (Идет на кухню, включает там свет и достает из холодильника два листика зеленого салата, маленький пучок соевых отростков и соевый соус, выкладывает их на тарелку, поливает соусом, идет с тарелкой в комнату; съев скудный салат, лезет под диванную подушку, достает маленькую плитку шоколада, долго смотрит на нее, вертит в руках, жадно нюхает; строго): Фу, гадость, брось немедленно! Ты свою тысячу калорий сегодня съела! Хватит! (Вздыхает, кладет шоколадку рядом с собой; нежно, словно незримой собеседнице.) Ну одну дольку! (Строго.) Нельзя!.. Нельзя, я кому сказала! - Ну один кусочек! - Жиртрест! - Ну пожалуйста! - В новые джинсы не влезешь! Вон уже бока торчат! Вон торчат! Жирная! Уродина! - А психологи говорят, надо себя баловать. - Поперек себя шире твои психологи! А давай посчитаем, сколько калорий в одном окошке. Ты помнишь, сколько калорий в дольке? - Не помню. - Вот посчитаем, поделим на четыре и посмотрим, можно съесть или нельзя. Договорились? (Встает, включает ноутбук и ждет соединения с Интернетом, напевая под нос на мотив «У любви как у пташки крылья».) Ах калорий, моих калорий, никак нельзя ва-ас сосчитать, тщетны все мои диеты, я вижу сласти и их ем опять… Ну, не спи, соединяйся уже. Та-ак, google точка ru… Счетчик калорий… Та-ак… Где это?.. Десерты… Шоколад… Одна долька… 274 калории. В одной дольке 4 окошка. Значит, одно окошко… Стоп. Это темный шоколад. А у меня какой?

(Бежит за шоколадкой, рассматривает ее.) Под лампой – светлый, в тени – темный. (Нюхает шоколад.) Пахнет как темный. (Еще раз жадно нюхает шоколад, лижет его и вдруг откусывает целую дольку и быстро съедает всю плитку; строго.) Ну, и не стыдно тебе? (Счастливо.) Не-а. Давай лучше маску новую делать. (Находит на диване пакетик с маской для лица, внимательно читает инструкцию, подходит к зеркалу, разглядывает себя, поднимает брови, щиплет себя за щеку; перечитывает инструкцию; наконец, снимает блузку, накидывает халат, зачесывает волосы назад и, присев к зеркалу, начинает вдумчиво наносить маску на лицо.)

Свет гаснет.

 

Картина третья

В обеих квартирах и на лестничной клетке горит свет. Женщина в халате сидит к публике спиной, листает журнал. В квартире у мужчины телевизор показывает рекламу без звука. Мужчина на кухне режет колбасу, помидоры и хлеб. Вдруг откуда-то сверху раздается истошный женский вопль. Мужчина и женщина вздрагивают, поворачиваются в направлении крика. Пауза. Они возвращаются к своим занятиям. Опять раздается крик. Женщина бежит к двери, приникает к ней, прислушивается, выглядывает в глазок. Мужчина попадает себе ножом по пальцу, чертыхается. Пауза. Еще крик. Женщина открывает дверь и выглядывает на лестничную площадку. Теперь мы видим, что лицо ее покрыто косметической маской всех цветов радуги. Мужчина, бросив нож, тоже выходит на лестничную площадку, взглядывает на женщину и пугается.

Мужчина: Ой!

Женщина: Что?

Мужчина: Э-э-э…

Вновь сверху раздается страшный женский крик «Помогите!». Женщина поднимает голову.

Кричат… Напугали…

Женщина: Что это такое?

Мужчина: Может, болеют?

Женщина: В смысле?

Мужчина: Ну, за Манчестер Юнайтед болеют. Они гол забили.

Женщина: Странно как-то.

Мужчина: Действительно. Гол 15 минут назад забили. А сейчас вообще перерыв.

Опять раздается крик. Мужчина неуверенно делает шаг вперед, опасливо поглядывая вверх. Дверь в его квартиру грозит захлопнуться от сквозняка. Он возвращается, блокирует дверь ботинком, опять выходит на площадку, осторожно направляется к лестнице. Крик раздается опять – еще страшнее. Мужчина (останавливается). Нет, не пойду.

Женщина: Почему?!

Мужчина: Они, наверное, за «Реал» болеют. Там такой гол был, как вам сказать… Руни вот так вот прошел (мужчина пытается показать положение на футбольном поле), а Сальгадо в момент передачи был справа от него, практически на одной линии, ну это как посмотреть конечно… Ну, в общем, вратарь решил, что офсайт и расслабился. И весь «Реал» расслабился, свистка ждут. А Руни так это идет себе тем временем и – бац! щечкой (пытается показать удар по воротам). Ну и гол.

Женщина: Ну и что?

Дикий крик сверху.

Мужчина: Ну я и говорю: они, наверное, за «Реал» болеют. Поэтому расстраиваются. А я за «Манчестер» болею.

Женщина: Ну и что?

Мужчина: Да ну, заспорим сейчас, не дай бог до драки дойдет, ну его.

Женщина: Вы мужчина или кто?!

Мужчина (щелкнув резинкой трусов): Проверить хотите?

Женщина, одарив мужчину испепеляющим взглядом, мчится вверх по лестнице. Мужчина делает за ней нерешительный шаг, оглядывается на свою дверь, делает шаг назад, поднимает голову, прислушивается. Пауза.

Опять слышен дикий женский крик. Маленькая пауза. Потом тот же женский голос, который кричал, спрашивает

Женский голос сверху: Вам чего?.. Вам чего, я спрашиваю?!.. Это ты, сука?! Ты уже домой к моему Коленьке ходишь?! Ах ты, шлюха дешевая! Да я тебя щас!..

Мужской голос сверху: Да соседка это, соседка, уймись ты…

Женский голос сверху: Уйди, гадина, я тебе глаза выцарапаю! Куда ты лезешь, паразитка, в семейную жизнь?!..

Женщина быстро входит в дверь холла  и направляется к своей квартире. Мужчина делает шажок к ней, потом назад.

Мужчина: Э-э-э… Разобрались там?

Женщина, не взглянув на него, захлопывает за собой дверь.

Мужчина: Спокойной ночи.

 

Картина четвертая.

На лестничной клетке и в квартире мужчины темно. Освещена только квартира женщины. Она сидит на корточках в прихожей, опершись спиной о дверь, и тихонько всхлипывает.

Женщина: Ну почему вот так всегда? Ну почему все как-то гадко так? Некрасиво?.. Психопатка какая-то. Ее бьют, а ей в кайф. Семейная жизнь, блин… Этот тоже, недоумок… «Проверить хотите?».. А я даже не придумала, что ему сказать. (Вздыхает). Вот будь я такой остроумной, шикарной женщиной, что бы я ему сказала?.. «Смотреть-то не на что!»... Н-да-а, не очень… «Сейчас за очками схожу!».. Нет….. «Пойду микроскоп принесу!»…

Женщина встает, на разные лады репетируя свой ответ -- с издевкой, мягко, задумчиво, с игривым смешком. Взглядывает на себя в зеркало.

Женщина: О господи! Маску-то забыла! Мне сейчас жожоба тут все разъест.

Женщина отдирает прилипшую маску, смотрит на себя в зеркало.

Женщина: Ну почему, почему в жизни никогда не бывает, как в кино?.. Везде одни уроды. Почему в кино все так красиво, а в жизни как-то… черт знает как? Вот если бы это был фильм…

Вступает тревожная, «как в кино», музыка. Освещение меняется. Действие переносится в область фантазий. Женщина, задумчиво глядя в зеркало, поправляет волосы, потуже затягивает халат, грациозно, «как в кино», бежит к двери. На полпути останавливается, задумывается, надевает туфли. Возвращается к зеркалу, опять крутится перед ним. Бежит к двери, приоткрывает ее, изящно высовывает голову, настороженно прислушивается.

Сверху раздается женский крик «Помогите!» – но звучит он куда приятнее, чем в прошлой сцене. Из своей двери выглядывает мужчина. Теперь он одет в нарядный шелковый халат, аккуратно причесан.

Мужчина: Вы слышали?

Женщина: Ужас.

Мужчина: Не выходите из квартиры.

Доносится еще один крик. Мужчина решительно поднимается по лестнице. Женщина напряженно прислушивается. Сверху доносится шум короткой схватки. Когда все стихает, мужчина спускается по лестнице, нянча в левой руке правый кулак. Диалог идет под аккомпанемент романтической музыки, вроде той, какая играет в старых фильмах.

Женщина: Вы ушиблись?

Мужчина: Пустяки. Этот бедолага упал носом прямо мне на кулак.

Женщина: У меня есть перекись.

Мужчина: Нет-нет, я боюсь.

Женщина: Это же не больно.

Мужчина: Я боюсь не перекиси.

Женщина: А чего?

Мужчина: Ничего. Только красивых женщин… Опыт подсказывает, что это самые опасные существа на свете… Хуже африканской черной мамбы. Убивают сразу и наповал.

Женщина: Вас часто убивали?

Мужчина: Регулярно.

Женщина: Значит, было за что? 

Мужчина: Им не нужен повод.

Женщина: Что ж, оставляю вас с вашими страхами.

Мужчина: Страх снимается алкоголем. Если вы так уж заботливы… У вас найдется виски?

Женщина: И виски, и перекись.

Мужчина: Только не смешивать.

Женщина приоткрывает дверь. Мужчина входит в ее квартиру.

Затемнение.

Романтическая музыка стихает. Когда свет вспыхивает вновь – теперь в квартире Мужчины – он стоит у стола и задумчиво жует бутерброд с колбасой.

Мужчина: А она ничего себе… Если еще это у нее с лица смыть… А фигурка вполне себе… Соседка… Фильм такой был. Французский… Как-то здорово у этих французов все. Любовь-морковь. Чуть что, и в койку. Почему в жизни так не бывает?

Освещение меняется: свет гаснет в квартире мужчины и вспыхивает на площадке. Звучит томная музыка. Сверху слышится женский крик «Помогите!», на этот раз он звучит довольно эротично. На площадку выглядывает Женщина, халатик ее распахнут до предела откровенно. Мужчина выходит на площадку. Женщина принимает соблазнительную позу.

Женщина (томно): Что это?

Мужчина: Бутерброд.

Женщина (кивая вверх): Нет, это.

Сверху опять доносится «Помогите!».

Мужчина: Кажется, я догадываюсь.

Женщина: Правда?

Мужчина: А вы нет?

Женщина: Нет… Это… как-то … волнует.

Мужчина: Не волнуйтесь, я вам все объясню. Заходите ко мне.

Женщина делает несколько шагов к открытой двери, останавливается.

Женщина: Но уже поздно.

Мужчина: Не для нас.

Женщина: Но у вас темно.

Мужчина: Мы же не читать собираемся.

Мужчина увлекает Женщину в квартиру, в дверном проеме они останавливаются, целуются. Затемнение. Музыка стихает.

 

Целиком пьесу можно прочитать в журнале «Современная драматургия». N2, 2008г.